МОУ Угличский физико-математический лицей

Русские немцы -  Шефер Ион Богданович

 

  

     Мой дед Шефер Ион Богданович родился под Ярославлем. На территории современного совхоза «Молот»,  километрах в 15  от областного центра находилась до войны немецкая колония, где он и жил до 1939 года, а в 39-ом был призван в  действующую  армию. До призыва  учился в Ярославле, по линии ДОСААФ закончил курсы радистов. В Ярославле  познакомился с моей бабушкой, которая была студенткой Ярославского педагогического техникума. Когда они поженились, бабушка получила направление на работу заведующей детским садом в совхоз «Молот», где тогда  жили родители деда. По словам бабушки, в  немецких домах до самой войны сохранялись традиции, унаследованные ещё  от первых поселенцев. Дома даже говорили на немецком языке, хотя дети и учились в русских школах, а взрослые работали на  советских предприятиях и в колхозе.

     Все, кто знал моего деда, говорили, что он был очень тактичным, мягким человеком. В нашей семье   хранятся  довоенные письма деда. Читать их трудно, и потому что чернила выцвели, и потому что он, видимо, плохо говорил по-русски, постоянно переходя  на немецкий.   В  них  он почти ничего не рассказывает    о себе,   но   постоянно  расспрашивает   о том,   как дела дома,

 
интересуется здоровьем родных. Лишь  в одном вскользь упоминает о том, что в Бессарабии, где располагалась его часть,   в 1940 году было  землетрясение, во время которого   он пострадал.  Лежал в госпитале. 
   

     В мае 1941 года он должен был демобилизоваться.  Но в одном из майских писем сообщает: «Слухи о демобилизации почему-то прекратились. В этом месяце в нашей части никому не дали даже отпуска».  Последнее письмо от деда пришло из Белгорода,  и  датировано оно 13 июня 1941 года. Вот что   пишет мой дед:  «У нас    замечательная  погода, солнечно, тепло. В этом году будет   очень хороший  т урожай». Тогда он и не предполагал, что урожай этот через несколько недель убирать будет некому    и что территория, на которой стоит его часть,  будет занята  фашистами.

     С  июня 1941 года  связь с дедом оборвалась. Возможно, он погиб в первые же дни войны, возможно,  его постигла участь всех находящихся в армии русских немцев: был репрессирован. Как бы там ни было,  сохранилось лишь  извещение  из Главного управления формирования и комплектации войск Красной армии, в котором кратко сообщается:  «… сведений о местонахождении Шефера Иона Богдановича в настоящее время не имеется. В списках убитых, умерших от ран и пропавших без вести он не значится».

     С началом войны оборвалась связь и с родными по дедовой линии. Дело в том, что после рождения моей мамы,  в марте 1941  года,  бабушка уехала к своим родителям в деревню Старово Мышкинского  района. Позже она узнала, что в село, где жили русские немцы и где был их дом с дедом, в начале войны приехали военные, приказали всем немцам собираться на новое место жительства, взяв только самое необходимое,  и всех  в течение суток  вывезли на грузовиках, куда – неизвестно.  В  оставшихся без хозяев  домах вскоре поселили эвакуированных.

     Позже мы с моей мамой, Шефер Эльзой Ионовной,  пытались разыскать своих «немецких» родственников. Мама говорила, что у неё где-то есть тётя Эмма и дядя Яков. Но, к сожалению, все наши попытки оказались безуспешны. 

 

                                                                                                                               Автор статьи: Фёдорова О.В.

©МОУ Угличский ФМЛ