МОУ Угличский физико-математический лицей

Интервью с участником ВОВ Карабановым Виктором Ивановичем

 

Интервью с участником Великой Отечественной войны
Карабановым Виктором Ивановичем

 

А.А. Вы родились в Лепеле?

В.И. Мой дед родился недалеко от Лепеля. Я его не застал. После отмены крепостного права он сбежал в Лепель. Там в 1888 году родился мой отец. Там же родился и я. В 1941 году я окончил школу. На 22 число был назначен выпускной вечер, но началась война. У нас в городе было много воинских частей. Ведь до 39 года город наш был закрытый, пограничный с Польшей. Граница была в тридцати километрах. Выехать или въехать в город можно было только по специальному пропуску или приглашению.Только в 1940 году после присоединения с Западной Белоруссии наша граница отодвинулась до Бреста.

А.А. Изменилось ли что-нибудь в жизни города после присоединения Западной Белоруссии?

В.И. Очень много было беженцев. Мы их встречали, кормили, чем могли. Некоторые остались у нас. Надо сказать, что среди них много было евреев.

А.А. А из Прибалтики были беженцы?

В.И. Не помню. До 1939 года с Прибалтики приезжали торговать. Особенно из Литвы. А потом им запретили приезжать, потому что разместили много воинских частей. Они стояли в Боровке, Заслонове. В Заслонове стояла кавалерийская дивизия маршала Будёнова. Мы его много раз видели. Был ещё погранотряд. А перед войной у нас открыли артиллерийское училище.

А.А. Значит, к войне готовились. А как морально людей подготавливали?

В.И. Все школы и учебные заведения уделяли очень большое внимание патриотическому воспитанию молодёжи. И вот мы, мальчишки, когда закончили девять классов, все волновались, чтобы на призывной комиссии в военкомате нас не забраковали, потому что получить белый билет считалось позором. Возраст был допризывной, мы года приписывали, но нас всё равно не взяли.

А.А. Как началась для Вас война?

В.И. Уже 24 июня была первая бомбёжка. Разбомбили военкомат, магазины, милицию. А в начале июля немцы уже подходили к городу. Тогда нас собралось человек пять – шесть, ну и давай на восток двигаться. Пешком дошли до Вязьмы, потом через Смоленск до Вязьмы. Сели на поезд, а через 21 день были в Челябинске.

А.А. Вы сами отправились или Вас кто-то направил?

В.И. Сами. Мы же беженнцы были. Обращались в воинские части, но нас не брали. В Челябинск приехали и сразу – в военкомат. Нас отправили…вместо фронта на уборку картошки. Потом всё же призвали в армию. Я попал под Тихвин пехотинцем. Бои были тяжёлые, город переходил из рук в руки. В этих боях я был легко ранен. Месяца два пролежал в госпитале, и напрвили меня в Тюменское военное училище. Четыре месяца там отучился, неожиданно – ночная тревога, подъём. Погрузили нас куда-то, а опомнился только, когда выгружать стали. Попал я на Волховский фронт.

А.А. В каком звании вы воевали?

В.И. На фронте звания мне не присвоили, поэтому я и сегодня, можно сказать, курсант Тюменского первого пехотного училища. Но должность я выполнял командира расчёта восьмидесятидвухмиллиметрового миномёта.

А.А. В каких сражениях Вы участвовали?

В.И. За первые полтора месяца моего пребывания на Волховском фронте два раза пришлось участвовать в рукопашном бою.

А.А. Вы же миномётчик?

В.И. Немцы прорвались на позиции миномётов. Тут уж мы, оставив свои миномёты, бросились в драку. Мне повезло, что жив остался.

А.А. Какое вооружение было у немцев?

В.И. В основном карабинами были вооружены. У них вооружение было намного лучше, чем у нас, и более высокого качества. У нас даже патронов к винтовкам не хватало. В 42-ом воевали почти голыми руками. Поэтому и жертв много было.

А.А. А как дело обстояло с продовольственным снабжением? Кормили нормально?

В.И. Кормили нормально. Даже сто граммов давали. Но сложности всё равно были. На Волховскм фронте очень сложные условия – болота. Другой раз по траншее идёшь, а воды почти по колено. Если ранили и ты упал, а тебя не успели вытащить – захлебнёшься. Ну и подъездные пути очень плохие. Поэтому питались большей частью концентратами, галетами, сухарями. Сухари были ужасно твёрдые. Те, кто постарше, в котелочке их размочат, а мы, молодые, грызём, без зубов некоторые остались. Однажды (ребята рассказывали, сам я не участвовал), на нейтральную полосу вышла лошадь, и её в перестрелке подстрелили. Ребята полезли туда, достали тушу, разделали. Говорят, очень вкусная конина была.

А.А. Много ли у Вас боевых ранений?

В.И. Тяжёлое ранение получил в конце войны. С переломом бедра еле выбрался. Попал в госпиталь в Рыбинске, пролежал в госпитале 9месяцев. За это время перенёс четыре серьёзных операции.

А.А. Что бы Вы пожелали молодёжи?

В.И. Главное, помните, что война всегда приносит с собой боль и страдание.

 

                                                                                        Интервью провёл Амелин А.

©МОУ Угличский ФМЛ