МОУ Угличский физико-математический лицей

Полный кавалер ордена Славы     Красавин Павел Александрович

 

     Родился в 1925 году в деревне Шумлево (ныне не существует) Терютинского сельсовета (ныне Воздвижен­ская волость). В семье было 7 детей, Павел самый младший. Закончил 4 класса и до войны работал в колхозе. В декабре 1942 года ушел на фронт доброволь­цем. Сначала работал на строительстве укреплений под Ленинградом. В апреле 1943 года его направили в запасной полк в г. Шую Ивановской области, где прошел общевойсковую подготовку. В действующую армию попал пехотинцем в составе 19-й танковой бригады 3-го танкового корпуса 5-й танковой армии. Воевал на Ленинградском фронте, участвовал в прорыве блокады Ленинграда. Потом были Молдавия, Румыния. Принимал участие в на­ступательной операции советских войск «Багратион». Освобождал Минск, Вильнюс, Прибалтику, Польшу. День Победы девятнадцатилетний сержант войсковой разведки встретил на Эльбе.

      После окончания войны он служил в Германии, а затем в Польше.

     Свой первый орден - Красной Звезды, - вспоминает ветеран, - я получил в июне 1944 года, когда в ходе операции «Багратион», выпол­няя поставленную задачу, наша группа, включающая 35 автоматчиков и 6 танков, первой ворвалась в село Смоляны, сломив сопротивление противника, прорвав оборону и взяв в плен 60 немцев и 15 власовцев.

     После с. Смоляны сразу с боем взяли станцию Толочин, раздавили и разгромили только что подошедшие 4 эшелона с частями СС. Еще освободили наших девчат, которых эсэсовцы везли в товарном вагоне. Представьте себе: сбили замок, а в вагоне - наши девчоночки. Кругом идет рукопашный бой, а девчата кричат, плачут от радости, нас обнимают.

     Орден Славы III степени получил в июле 1944 года под Вильнюсом. Танки пошли обходным путем, а батальон атаковал напрямую и остановился под огнем пулеметов противника. Залегли, окопались. Слышу голос комбата: «Красавин, Софронов ко мне! Видите пулемет? Прика­зываю уничтожить!» Поползли по ржи, через кусты, по оврагу. Забросали гранатами. Ворвался батальон в Вильнюс.

    Орден Славы II степени получил в октябре 1944 года. Было это под городом Мемель (ныне Клайпеда, Литва). Командованию очень нужны были сведения о противнике. Ходили в немецкий тыл за «языком». День наблюдали. Постоянный дождь, все лежали в воде, в грязи. Задачу выполнили. Привели «языка» и до полутора десятка немцев уничтожили. Вся разведгруппа была награждена.

     Орденом Славы I степени был награжден за выполнение боевой задачи 14 марта 1945 года. Накануне танковый батальон Героя Советского Союза Фещенко, прорвав оборону противника на подступах к городу Гданьск, устремился в тыл врага. Получившему подкрепление противнику удалось закрыть брешь в обороне и отрезать батальон от основных сил бригады. Батальон занял круговую оборону, связь со штабом бригады прервалась, и местонахождение батальона оставалось для командования неизвестным. Командир бригады приказал группе разведчиков разыскать танкистов Фещенко и установить с ними связь. Пошли втроем - я, Вайнштейн и Мезенцев. Сначала шли вместе, затем все своим маршрутом. В ходе поисков вышел на полузанесенные следы гусениц. Свои или чужие? Шел по следам всю ночь. Глухая, темная ночь. Она и помогла пройти незамеченным через немецкую оборону. На рассвете обнаружил замаскированную «тридцатьчетверку». Убедился, что наши. «Кто такой?» «Красавин», - отвечаю. Меня как разведчика наши уже знали. «Где батальон?», говорю. «Впереди». Пробираюсь к батальону. Немцы справа и слева, открыли огонь, обнаружили. Прыгнул в бурлящий  весенний  ручей,   который  вынес  меня  к подножию высоты. Выбрался, огляделся. Смотрю, наши стоят! Доложил Фещенко, что положено, пора возвращаться через немецкую оборону в бригаду, а Фещенко говорит:

     «Красавин! Не приказываю, но прошу: дойди на обратном пути до отставшего танка. Передай ребятам, как исправят двигатель, пусть с темнотой уходят к своим. Не исправят пусть уходят без танка». Дошел до танка, все передал. Возвращаюсь. Да только и немцы меня ждали. Снова огонь, слева и справа.  Минометный обстрел.  Близкий разрыв  мины.   Качнуло.   Осколками  разбило автомат, изрешетило руку и бок. Слабею от контузии и потери крови. В кармане - одна граната и финский нож на поясе. Опустился в окоп, потерял сознание... Очнулся от ощущения опасности. С трудом поднял голову. Надо мной, внимательно меня разглядывая, стоит немецкий офицер. Думал, что я убит, но то, что я жив было для него неожиданностью... Достает из кобуры парабеллум... Как часто на войне, судьбу решают секунды. Забыв о ранении, я резко сдернул его в окоп, за ноги. Упали оба. Офицер силен, много выше меня, схватка явно неравная. В какой-то момент успел выхватить нож и ударил... Опять судьба меня хранила. Взял его парабеллум, планшет, в котором обнаружил карту, документы и дальше, к своим. В штабе бригады доложил комбригу о выполнении задачи, показал на карте местонахождение. батальона Фещенко. Вскоре немецкая оборона была прорвана и танкисты Фещенко пошли дальше. А мне командир бригады так и сказал: «Ну все, Красавин, ты в нашей бригаде будешь полным кавалером ордена Славы! А пока лечись, поправляйся, впереди большие дела».    

©МОУ Угличский ФМЛ